АРХИВ А. НИКИТИНА 

Андрей Леонидович Никитин (1935, Калинин ― 2005, Москва) — историк, археолог, публицист. Родился в семье театрального художника Леонида Александровича Никитина (1896-1942) и Веры Робертовны (урожд. Ланг; 1897-1976). Супруги Никитины, осужденные по делу «Ордена Света», после освобождения поселились в Калинине (Тверь), а позднее переехали в Загорск (Сергиев Посад). В 1940 г. Леонид Никитин был вновь арестован и погиб в заключении. После смерти И. Сталина семья смогла вернуться в Москву, где Андрей Леонидович окончил исторический факультет МГУ. А. Никитин долгое время исследовал тайные общества Советской России и выпустил множество публикаций на эту тему, включая многотомный труд, посвященный советским тамплиерам, розенкрейцерам и масонам. В архиве историка сохранились материалы, использованные при выпуске книг. Особый интерес представляют редчайшие фотографии членов тайных обществ.  

 

Важная часть архива – театральные и графические работы Леонида Никитина, талантливого художника, розенкрейцера и тамплиера, члена «Ордена Света». Его театральные работы являлись продолжением «тайной» деятельности и были подчинены 

 Часть 1. Художественное наследие Леонида Никитина 

Леонид Александрович Никитин родился в Рязани в 1896 г. в семье потомственных юристов. Он рано начал рисовать. Ве-роятно, еще гимназистом брал уроки у профессионального художника. Переехав в Москву, его семья поселилась в доме художника Э.Э. Лисснера, в студии которого Никитин также не-которое время занимался. Поступив на юридический факуль-тет Московского университета, он и там продолжил общаться с людьми скорее творческого склада. После начала Первой миро-вой войны Никитин, как и многие другие студенты, прошел обучение в школе прапорщиков и уехал на фронт. В 1918 г., демобилизовавшись из армии, вместе с друзьями организовал концертное объединение «Сороконожка», членами которого были М.А. Чехов, В.С. Смышляев, Ю.А. Завадский, П.Г. Антокольский и многие другие. В 1919 г. Никитин снова попадает на фронт, где, вероятно, впервые сталкивается с розенкрейцер-ством. Именно тогда он вступил в ложу Stella, руководимую поэтом Борисом Зубакиным. Там же он познакомился с еще со-всем молодым Сергеем Эйзенштейном, который впоследствии помогал Никитину в работе над постановками «Мексиканец» и «Зори Пролеткульта». Вернувшись в Москву, Никитин поступил во ВХУТЕМАС в студию А. Лентулова, позднее занимался у Н.В. Синезубова, но вскоре оставил обучение, посвятив себя почти полностью театральной работе. Художник сотрудничал со 2-м МХАТом, занимался оформлением книг, преподавал. После того, как авангардный театр был фактически разгромлен, Ни-китин стал постепенно отходить от театральной работы. Имен-но в это время его и арестовали по делу «Ордена Света».  Приговор был мягким для того времени – пять лет концентра-ционных лагерей (Беломорканал). В лагерях УСЛОНа и Свирь-строя Никитин вернулся к оформлению театральных спек-таклей, продолжив эту работу и после освобождения вплоть до 1938 г. Из-за перелома правой руки его прибежищем стала работа на фабрике игрушек в г. Загорске.  
Утром 22 июня 1941 г. Леонид Никитин был арестован и погиб в лагере в 1942 г. 

В архиве сына художника сохранились графические работы отца за различные периоды жизни, не представлены, пожалуй, лишь послелагерные театральные работы.  


При описании лотов в данном разделе используются ссылки на два опубликованных списка работ художника: 
Никитин. 1989 – Леонид Александрович Никитин. Жизнь и творчество. 1896-1942. Каталог. Рязань, 1989. С. 30-55.

Никитина. 1994 -  Никитина, В.Р. Дом окнами на закат : Воспо-минания. / лит. запись, вступ. ст., коммент. и указ. А. Л. Никити-на. - М. : Интерграф Сервис, 1996. - (Семейный архив. XX век). С. 284-301.

 Часть 2. Российские тамплиеры и розенкрейцеры. Дело «Ордена Света».  

Почти каждый рисунок, каждая фотография, связанная с отцом, извлекает из сумрака забвения судьбы многих других людей, его современников, друзей и соратников — огромный полузабытый пласт нашей культуры, который мы еще только начина-ем для себя открывать и который во многих своих проявлениях для нас столь же загадочен, как культура этрусков или крито-микенская цивилизация. Так, может быть, в этом и заключается скромная и такая высокая миссия творческого наследия отца: стать как бы путеводной звездой к открытию того, что было сделано в искусстве 20-х годов им и его современниками? Ведь работы художника продолжают свою жизнь и после его смерти, достигая последующих поколений, живущих как свет далеких, уже давно сгоревших звезд...». Так писал о своем отце исследователь советских тайных обществ Андрей Леонидович Никитин. 


В этом разделе представлены фотографии членов розенкрейцерского, а затем и тамплиерского орденов, в частности «Орде-на Света». Многие из них были опубликованы А. Никитиным в книгах: во втором томе «Ордена российских тамплиеров» (М., 2003. Мистические общества и ордена в Советской России. Вып. 1), а также в воспоминаниях В.Р. Никитиной «Дом с окнами на закат» (М., 1996). 


У истоков «Ордена Света» стоял Аполлон Андреевич Карелин (1863-1926), более известный в своем кругу под эзотерическим именем «рыцарь Сантей». Анархист, посвященный в эмиграции в масонство, он вернулся в Россию после революции и основал российский Орден тамплиеров. Среди руководителей Ордена называют также теоретика мистического анархизма Алексея Александровича Солоновича (1887-1937) и экономиста Александра Сергеевича Поль (1897-1965). 


Одной из интереснейших фотографий в архиве является сни-мок первого заседания провинциальной ложи неорозенкрей-церского «Ордена Духа», минской ложи Stella. Создателем ее был «Епископ Богори Второй» (Борис Зубакин), о котором Сер-гей Эйзенштейн, член ложи, с восхищением писал своей мате-ри. По сути, именно Stella стала основой московского «Ордена Света», к которому одними из первых присоединились актер М.А. Чехов и режиссер Ю.А. Завадский.  


Здесь же представлено несколько работ осужденной по делу 
«Ордена Света» выпускницы ВХУТЕМАСа Александры Ивановны Смоленцевой (1905-1988).

 Часть 3. История российской фотографии 

В руках А. Никитина, собиравшего материалы о деятельности своих родителей и их соратников, оказалось множество фотографий родственников членов Ордена Света, в т.ч. 
одна паннотипия, несколько отпечатков на соленой бумаге, альбуминовые отпечатки, а также постановочные семейные фото в интерьерах 1870-х гг. С точки зрения фотографического искусства особый интерес представляет попавшая к А. Никитину небольшая коллекция ранних театральных фотографий 1860-1870-х гг. По-видимому, она происходит из семьи одного из членов Ордена, многие из которых являлись потомственными актерами и музыкантами. Можно предположить, что коллекция принадлежала семье Александра Александровича Ленского (?-1918) – актера, соратника Л. Никитина по «Сороконожке», сына режиссера Малого театра Александра Павловича Ленского (1847-1908).

© 2016-2018 Аукционный дом 12й стул

+7-499-404-12-12

127006, г. Москва, ул. Петровка 30/7, подъезд 2, офис 5

  • Facebook B&W